Памяти Николая Рыжкова: «Он был способен решать неимоверные задачи, не теряя лица»

28 февраля ушел из жизни экс-глава правительства СССР, кандидат в первые президенты России, бывший сенатор Николай Рыжков. Он осуществлял свои сенаторские полномочия до 94-летнего возраста, и в сентябре прошлого года досрочно сдал мандат по состоянию здоровья.

— Ушел потрясающий и светлый человек — Николай Иванович Рыжков. Человек-эпоха. Человек уникальной судьбы и государственный деятель уникального масштаба, — написала в своем блоге спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко.

Народное уважение Николай Иванович завоевал после землетрясения в Спитаке 7 декабря 1988 года. Тогда у нас еще не было МЧС, и председатель правительства Рыжков приехал, чтобы лично возглавить спасательные работы.

К концу 1990 года премьер был значительно популярнее, чем руководитель СССР Горбачев, однако в конце декабря Рыжков перенес сердечный приступ, и был освобожден от должности по состоянию здоровья.

Потом говорили, что Горбачев просто воспользовался ситуацией, чтобы убрать «конкурента». Так или иначе, здоровье Рыжкова вскоре поправилось, и он принял участие в первых выборах президента России, заняв на них второе место после Бориса Ельцина.

Значительно позже, в разговоре с нашим корреспондентом Николай Рыжков вспоминал первую избирательную кампанию так:

— Ельцин обязан был обыграть меня. Он воспринимался, как альтернатива Горбачеву, который постепенно становился ненавистен. Я прекрасно понимал, зачем иду на проигрыш. Я хотел рассказать людям, что Ельцин и его команда одурачили народ. Они обещали рай через 500 дней. А люди всегда верят в красивые сказки. Должен был кто-то попытаться им объяснить, что через эти 500 дней будет только хуже. Что люди только потеряют. Хотя я даже сам не все представлял тогда — сколько они потеряют. Через какое-то время я шел по улице с женой. Я — уже простой отставник в невзрачной куртке. И меня узнает пожилая женщина. Подходит, спрашивает: «Николай Иванович, это вы? Ну почему же вы нас тогда не убедили голосовать за вас?!». Ну что я мог ответить? Потому что слушали не меня, а другого человека, который говорил, что даст вам товары, и в масле вы будете кататься…

«Свободная Пресса» попросила рассказать о Николае Ивановиче тех людей, которые были с ним хорошо знакомы.

— Когда Рыжков был председателем правительства, мы с ним не пересекались, я был с опальным тогда Ельциным. Мы познакомились с Николаем Ивановичем, когда уже я один попал в опалу. После того, как Ельцин меня уволил, — люди не то, что руку подать — даже близко подойти ко мне боялись. И тут я где-то проходил навстречу Рыжкову, кивнул ему — и он протянул мне руку. Так и познакомились, — рассказал «Свободной Прессе» бывший руководитель Службы безопасности президента России Александр Коржаков.

— Через какое-то время, в 1997 году, я стал депутатом Госдумы, а Николай Иванович — сенатором. И на протяжении более чем десятилетия, пока наши сроки в парламенте совпадали, мы много встречались, совместно работали. Я помню, какие героические усилия он предпринимал для того, чтобы спасти его родной Уралмаш. И мы вместе боролись за то, чтобы тарифы естественных монополий не были убийственными для российской промышленности.

Сенатор, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам Андрей Климов проработал под сводами Совета Федерации с Николаем Рыжковым 11 лет, но и до этого они были знакомы.

— Наше знакомство продолжалось более 25 лет. Мы оба с Урала, поэтому у нас иногда были достаточно личные темы для общения. Но самое главное, что Николай Иванович был государственник в самом лучшем смысле этого слова. Это человек, который до самых последних дней заботился о нашей отчизне, деятельно переживал все, что происходит. Даже покинув Совет Федерации, он постоянно сохранял профессионализм, давал советы, основанные на его гигантском опыте.

«СП»: Какой из советов Николая Ивановича запомнился более всего?

— Николай Иванович был одним из тех немногих, кто оказался у руля государства в очень тяжелое время, на сломе эпох, но вел себя всегда достойно, в отличие от тогдашних коллег по власти.

Вот это достоинство, способность решать неимоверные задачи, не теряя лица — тот совет, который он никогда не высказывал устно. Он сам, как личность, был таким советом.

Если же говорить о конкретных вопросах, по которым я с ним советовался, то этого раскрыть не могу в силу специфики моей деятельности. Это были очень щепетильные и деликатные вопросы, связанные с международными отношениями и государственной тайной.

– сообщает Свободная Пресса

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»