Главная | Мнения | Правительство приготовило пенсионной реформе новый поворот

Правительство приготовило пенсионной реформе новый поворот

На сайте правительства Российской Федерации появилось странное сообщение: «Негосударственным пенсионным фондам (НПФ) планируется запретить привлекать посредников при заключении договоров об обязательном пенсионном страховании».

Суть в том, что по закону человек может сменить «управляйку» раз в пять лет без ущерба своим накоплениям. Если он перешел из одного фонда в другой, неважно — в государственный или частный, раньше указанного периода, то перечисленные за этот срок деньги на старость просто обесцениваются за счет инфляции. То есть «доход, накопленный с момента предыдущего перехода, теряется». Об этом-то и должны предупреждать посредники при заключении договора.

Странно это потому, что можно было бы вообще не городить огород, а силами Минфина утвердить форму единого договора, где по примеру стандартного кредитного соглашения, было бы напечатано большими буквами в рамке, причем на первой странице и на самом видном месте.

Но кабмин взялся за это, по сути, мелкое бюрократическое дело и даже растиражировал информацию о плохих посредниках через проправительственные СМИ. Можно только догадываться, почему министры Мишустина решили запретить посредников НПФ. Для этого нужно вернуться немного назад — на срок безопасного перехода из одних фондов в другие.

После девальвации рубля в 2014—2015 годах прошли те самые пять лет, о которых «бессовестно» молчали плохие, по версии кабмина, посредники. И для многих будущих пенсионеров, застрахованных в НПФ, стало шоком, что их накопления уменьшились фактически в два, а то и в два с половиной раза. Нет, циферки в реестре фондов не изменились, но покупательная способность перечисленных на старость денег просто рухнула.

Между тем, даже простое инвестирование в валюту могло было спасти деньги клиентов НПФ. Да, управляющие организации ограничены определенными правилами, но в 2014 году, к примеру, «Башкомснаббанк» (9,5 тысячи клиентов) показал доходность 42,2%, став единственным из НПФ, кто смог обеспечить рост пенсионных сбережений выше уровня инфляции. Все потому, что он своевременно вложил деньги в доллары и в евро.

В данном случае речь идет об исключении из правил. В 2014 году, в критически важном для спасения пенсионных накоплений, абсолютное большинство НПФ оказалось на редкость непрофессиональными или, что более вероятно, таковым себя показало.

Тогда простой поход в обменник оказался намного выгоднее, чем инвестирование в частные фонды, в которые сейчас зазывают реформаторы пенсионной системы. В среднем «управляйки» заявили о доходности на уровне 6,3%, что почти в два раза ниже тогдашнего уровня инфляции 11,4%.

Напомним, рубль в 2014 году потерял 58% своей стоимости по отношению к доллару. Но были и такие НПФ, которые вообще ушли в минус. Так, по данным ПФР, УК «Мономах» показала отрицательную доходность в размере 9,89%, а «Сбербанк Управление Активами» — 0,53%.

Похожая картина — может, чуть получше — нарисовалась в 2015 году, когда рубль упал по отношению к доллару на 27%, а средняя инвестиционная доходность пенсионных резервов составила 7,7% при официальной инфляции 12,9%.

Безусловно, такие показатели в плохом свете показывают деятельность НПФ, тем не менее, даже эти скромные доходы намного лучше, чем заморозка накоплений из-за перехода из одного фонда в другой. Правда, люди зачастую меняют фонды не из-за обмана агентами, а, как пишет форумчанин Хермеус Мора, при трудоустройстве. Работника просто ставят перед фактом: «Хочешь у нас работать, переходи в нужный нам НПФ».

Если вспомнить, как в нашей стране еще в 2002 году вводились НПФ, то реклама, помноженная на обещания посредников, и впрямь сулила золотые горы. Дескать, граждане станут инвесторами своей будущей пенсии и будут посмеиваться над «молчунами» (теми, кто остался в ПФР), «путешествуя в старости по заграницам».

В целом россияне не особо поверили в эти сказки и, если становились клиентами частных фондов, то в подавляющем большинстве под мягким давлением, о котором говорилось выше. И вообще, наиболее стабильные и крупные НПФ правильнее называть государственными, поскольку их учредителями являются госкомпании и компании, аффилированные с государством.

Не надо даже объяснять, почему подобные структуры не заинтересованы в высокой доходности пенсионных накоплений. Им нет особой нужды стараться, ведь «крепостное право» работников никто не отменял.

Несмотря на вроде солидные накопления в таких НПФ, люди, выходящие на пенсию, пишут, что добавка получается копеечная — «вот вам нищенская подачка к пенсии из наших кровно заработанных». Короче, люди чаще всего жалуются на низкую доходность, которая не успевает за инфляцией, а не на то, как их «обманули» агенты.

Юзер с ником smirnouff поделился своим взглядом на проблему: «Есть 5-летний период, в течении которого фонд может показывать как положительную, так и отрицательную доходность. Причем, если по итогам одного года была показана прибыль N рублей, а по итогам следующего года — убыток Z рублей, то этот убыток уменьшает прошлогоднюю прибыль. По итогам пятилетнего срока рассчитывается общая доходность этих качелей. Если она положительна, то засчитывается к основной сумме накоплений, если отрицательна — то прибавляется нуль. После этого наступает „фиксация“ суммы и начинается новый пятилетний период».

Из обзоров форумов, посвященных проблемам НПФ, становится очевидно, что россияне, инвестирующие часть своего заработка в негосударственные фонды, назубок знают основные положения Федерального закона от 07.05.1998 № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах», в котором говорится, что «инвестиционный доход фиксируется на счетах клиентов по истечении каждых 5 лет, прошедших с даты вступления в силу договора об ОПС». И еще будущие пенсионеры в курсе, что «при переходе в другой фонд до истечения этого срока (5 лет) с даты последней фиксации теряется инвестиционный доход».

Да, наверное, есть и такие, кто не знал «страшную тайну» агентов, но можно не сомневаться, что таких немного. Иначе утверждать, значит, выставлять большинство россиян какими-то глупыми недотепами.

Тем не менее, кабмин предлагает ввести прямой запрет на привлечение посредников между клиентами и НПФ. Мол, «если человек захочет подать заявление о переводе накоплений, он должен будет сделать это лично или оформить нотариально заверенную доверенность».

Теперь представьте достаточно распространенную ситуацию, когда этому человеку, о котором так рьяно беспокоится правительство, просто некогда куда-то ехать и толпиться полдня в офисе управляющей компании, чтобы подать нужную бумажку. Сюда нужно прибавить и тех, кто живет в малых и средних городах, где вообще нет контор всевозможных НПФ, если не считать «Сбербанк Управление Активами». А без соответствующего договора с «нужной» управляющей организацией не берут на работу.

Кончится это тем, что из-за такой министерской «заботы» многие работники вынуждены будут идти к нотариусу, чтобы сделать доверенность опять-таки на посредника. А это накладно и муторно.

Кроме того, поднимается еще один непростой вопрос: а что, страховые агенты — это не люди? На Западе их — целая армия, что худо-бедно позволяет бороться с безработицей. Но в России чиновники рубят с плеча: зачем их жалеть, ведь они посредники, то есть халявщики.

Разумным в предложении кабмина может быть норма, согласно которой «гражданин имеет право запретить Пенсионному фонду рассматривать заявления на перевод накоплений, поданные любым способом, за исключением личного визита в ПФР».

Ясно, что такого рода инициативы кем-то продавливаются, скорей всего, крупными НПФ, заинтересованными в ужесточении «крепостного права». Чем меньше «переходов», тем ниже затраты на содержание персонала. Следовательно, будут увольнения уже в самих управляющих компаниях.

— сообщает Свободная Пресса

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*