Главная | Мнения | Расстрелы в школах, изнасилования на улицах: Несколько советов, чтобы свою жизнь спасти

Расстрелы в школах, изнасилования на улицах: Несколько советов, чтобы свою жизнь спасти

Педагоги и учащиеся российских общеобразовательных учреждений должны знать, как следует вести себя в случае вооруженного нападения на учебное заведение, чтобы не подвергать свои жизни и жизни других людей смертельной опасности. Именно с этой целью для учителей и школьников в будущем предложено проводить на регулярной основе специальные занятия.

Идею подали в правительственной комиссии по профилактике правонарушений под председательством главы МВД Владимира Колокольцева. Там же разработали конкретные рекомендации профильным министерствам — Министерству просвещения и Министерству науки и высшего образования. Им предписано организовать для преподавателей и учащихся практические тренировки по модели поведения в подобных критических ситуациях. Чтобы «в случае проникновения лица (группы лиц) в помещение образовательной организации для совершения противоправных действий», они хорошо понимали, как нужно себя вести.

Соответствующее решение, как сообщает газета «Известия», было принято в связи с целой серией преступлений, совершенных в ряде учебных заведений страны.

Только в этом году было два резонансных нападения, закончившиеся массовыми расстрелами — 11 мая в Казани, и 20 сентября — в Перми, в которых 15 человек погибли и более шести десятков пострадали.

А буквально на днях правоохранительные органы предотвратили в той же Казани еще одну бойню в школе, которую планировал устроить 14-летний подросток. Якобы за это некий незнакомец обещал заплатить ему пять тысяч рублей.

В рекомендациях правительственной комиссии отмечается, что проблема вовлечение молодежи в противоправную деятельность продолжает оставаться актуальной. Причем, склонность к деструктивному поведению молодым людям навязывается часто извне.

Кстати, задержанный в Казани школьник, как стало известно, собирался совершить нападение в футболке Hate (ненависть — англ.) с окровавленной белой розой в стиле американской субкультуры. И тут — явная параллель с массовым убийством в школе «Колумбайн» (штат Колорадо) в 1999 году, которое устроили два старшеклассника — оба потом покончили с собой. Один из них в день нападения был одет в черную футболку с красной надписью «Wrath» (гнев).

Массовые расстрелы в школах с тех пор стали настоящим проклятьем для Америки. После очередной трагедии, произошедшей в феврале 2018 года в школе Паркленда (штат Флорида), где жертвами несовершеннолетнего стрелка стали 17 человек и еще около двадцати были ранены, тогдашний президент США Дональд Трамп даже предложил разрешить работникам школ носить оружие. А также брать школьными охранниками, умеющих обращаться с оружием бывших военнослужащих.

Впрочем, была ли эта идея американского президента реализована, неизвестно.

Будут ли полезны тренировки, которые на случай нападения предлагается проводить в российских учебных заведениях? Дадут ли они дополнительные шансы на спасение детей и педагогов, если случится худшее, или выльются в пустую формальность для «галочки»?

Эти вопросы «СП» адресовала председателю общественной организации «Гражданская безопасность» Сергею Гринину:

— Для того чтобы тренировки не превратились в формальность, к ним, простите за тавтологию, нужно подойти неформально. То есть, нужно не просто на бумажке записать, что проведено какое-то мероприятие, а нужно его реально провести. И здесь, я думаю, было бы полезно вспомнить советский опыт, когда в школах регулярно проводились учения по действиям в экстремальной ситуации.

В принципе, любые учения полезны. Дело в том, что в момент опасности человек редко рассуждает рассудочно. Чаще всех нас клинит (в той или иной степени) на каких-то привычных действиях — кто-то визжит, кто-то бежит, кто-то падает и закрывает голову руками. И только хорошо обученные и тренированные люди могут вариативно в этой ситуации действовать в зависимости от угрозы.

Поэтому вырабатывать стереотип поведения, конечно, нужно. К сожалению, многое у нас пока делается «по мотивам», после того, как что-то страшное случилось. Произошло нападение, то разбираем его — вот как сейчас.

На самом деле, по-хорошему, не зря существовал целый предмет, который раньше изучался в школах — он назывался «Гражданская оборона». Там как раз разбирались разные нештатные ситуации, и вырабатывался четкий алгоритм поведения в случае воздушной тревоги, пожара, взрыва газа… и т. д.

Поэтому я бы и теперь не стал зацикливаться только на той теме, что сейчас обсуждается.

Понятно, когда в школу врывается вооруженный урод и начинает стрелять людей, это очень пугает и психологически давит. Но не менее опасна, например, ситуация, когда в школе происходит пожар.

«СП»: — Что в таком случае необходимо знать?

— Я был свидетелем такого происшествия. У нас был офис в старом школьном здании, часть которого занимал один московский вуз. Там как раз случился серьезный пожар. Сами студенты, как умели, людей и спасали. И когда потянулись пожарные, все, по большому счету, было кончено. Погибли 14 человек.

А если бы ребята были обучены лучше, проходили какие-то тренировки, то они бы не соображали, здесь и сейчас, что делать, а действовали по отработанной схеме. Тогда, я думаю, жертв было бы меньше.

То есть, пожар — еще более опасная вещь, чем вооруженное проникновение. Поэтому рекомендации стоило бы расширить на то, что в свое время мы называли гражданской обороной. И отрабатывать поведение в любых ситуациях, угрожающих жизни. Неважно, что это — проникновение вооруженного человека, пожар, взрыв, угроза теракта или что-то еще. В этих ситуациях люди должны четко понимать, что и как делать.

Вот реальный пример. В одном американском городе вдруг резко выросло количество изнасилований. Полиции сбилась с ног, перешла на усиленное дежурство, мужчины своих женщин встречали-провожали, но остановить всплеск насилия не удавалось. Понятно — невозможно к каждой женщине приставить телохранителя.

Тогда начальник полиции города выступил с обращением и призвал женщин и девушек вооружаться и самим защищаться, обещая открыть для них все полицейские тиры и упростить процедуру получения оружия.

Прошло буквально две недели, и изнасилования прекратились. Все закончилось парой десятков трупов, которые были публично показаны по телевидения с максимально расширенной трактовкой — «вот, что случается с потенциальными насильниками в нашем городе». И все.

«СП»: — А в чем мораль?

— В том, что человек, как правило, в минуту опасности зацикливается на одном действии. И женщины, которые прошли обучение и умели стрелять, как потом выяснилось, не только расстреляли весь магазин в нападающего, но еще раз десять-двадцать щелкнули курком вхолостую. Но главное, что действие было совершено, эффективность его оказалось достаточная — преступник оказался нашпигован свинцом.

Так и здесь. Если натренировать человека, что он при угрозе нападения должен делать то-то, а при задымлении то-то… и т. д., мы можем спасти большое количество жизней.

Поэтому, резюмируя, могу сказать, что идея полезная, здравая. Только я бы предложил ее расширить — не ограничиваться только конкретной угрозой вооруженного проникновения, а распространить на все возможные угрозы для учащихся. В первую очередь, техногенного характера, особенно такие, как пожар.

И второе. Под эту хорошую идею нужно вводить специалиста. Если это взвалят опять на классных руководителей, то положительного эффекта не будет никакого. Будет именно вариант «для галочки». Потому что большинство педагогов, во-первых, не обладают нужной квалификацией. Во-вторых, и так чудовищно перегружены уже сейчас.

«СП»: — Может, тогда правильней было бы обеспечить надежную охрану за счет технических средств, ведь есть достаточно эффективные?

— Технические средства охраны, как бы нам не кричали из каждого утюга, что «мы создадим умный город, и в нем будет безопасно», ни в коем случае не заменяют живых людей. Они могут быть хорошим вспомогательным средством. Но надо правильно расставлять акценты.

Есть, к примеру, огромное количество пожарно-охранных сигнализаций, которые на начальном даже этапе малейшего задымления могут предупредить о возникшей угрозе.

Но вернемся к пожару в институте, о котором я говорил. Там на ЧП реагировали по-разному. Педагоги сказали: «Сидеть, продолжаем лекцию». А на пятом этаже охранник (бывший как раз военнослужащий, прошедший много чего), он принудительно, пинками буквально, иногда силой всех выгонял. Потом обошел все, проверил, закрыл дверь, чтобы туда никто не вернулся. И когда четвертый этаж пламенем отрезало, а на пятом деревянные перекрытия прогорели и стали обрушиваться, дамы, которые фыркали до этого, как «грубо с нами обращались», побежали ставить свечки за свое спасение.

Да, пожарная сигнализация тогда сработала вовремя. Но если бы ни правильные действия человека, обученного работать в таких ситуациях, то эта сигнализация была бы абсолютно бессмысленной вещью. Ну, прозвенела и прозвенела. Правильное реагирование людей на угрозу — его техническими средствами не заменишь никак. Поэтому эти средства хороши, но только как вспомогательный элемент системы безопасности. Основное все-таки — человек.

— сообщает Свободная Пресса

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*