Главная | Мнения | Шпионаж: ЦРУ ловит нашу разведку на самых разных «слабостях»

Шпионаж: ЦРУ ловит нашу разведку на самых разных «слабостях»

Нашумевшая в свое время история с группой российских разведчиков, выданных вместе с семьей Безруковых и Анной Чапман, снова вернула нас к теме предательства высокопоставленных агентов российских спецслужб. Как выяснилось, тема эта не устаревает, и проблема остается. Что является поводом и мотивом для предательства и чем это чревато, корреспонденту «СП» рассказывает Владимир Кондрашов, бывший профессиональный разведчик, хорошо знающий зарубежную специфику (фамилия по понятным причинам изменена).

«СП»: — Владимир, предательство — это…

— Это даже не дно. Это отблеск самой мерзкой стороны человеческой натуры. Но они были, есть и будут. Об том еще в Библии сказано. Иуда — непроходящая натура. Все истории всех разведок мира нафаршированы историями предательств. Эти акции в мире происходят ежечасно. Внутри миллионов двуногих пульсирует ниточка предателя. И ждет своего часа. Такова, видимо, природа человека.

Апофеозом массовых предательств в стране стали «проклятые 90-е». Тогда эту эстафету запустила вся руководящая верхушка страны, распродавая ее навынос и навылет. Предательства тогда сыпались на нас, как из рога изобилия. Причем одно круче другого.

«Вишенкой на торте» эстафеты элитных предательств стало поведение высших руководителей КГБ СССР. А самым ярким Иудой среди них стал начальник идеологического управления генерал армии Филипп Бобков. Хотя перед его переобуванием в прыжке даже Иуда побледнеет.

Этот генерал сделал для России столько мерзкого, что Геббельс на его фоне кажется пионером на изумрудной лужайке. «Бобок» действовал строго по всем методичкам Алана Даллеса. Всех православных диссидентов отправил на Колыму, а всех демократов-западников — с почетом на Запад.

Первые махали кайлом в тайге, вторые голосили по «Радио Свободе» *. Именно он взрастил и выпестовал всех либералов в России и русофобов в народных фронтах республик, когда те внезапно обрели свой «цитрусовый» или «шпротный» суверенитет.

Именно «Бобок» вместе с Крючковым парализовал деятельность ГКЧП и подобострастно вложил власть в руки Ельцину, уже известному на весь белый свет своей разнообразной разнузданностью. Он максимально способствовал сокращению резидентуры СВР за рубежом. И конечно же, умереть он должен был не своей смертью. Но это уже — совсем другая история…

А теперь — «внимание, вопрос!», как говорится в известной передаче. Представь себе состояние какого-нибудь разведчика, который трудится где-нибудь в Америке или Франции. Он видит, как на его глазах рушится великая Красная империя, которой он присягал. Он видит, как вся верхушка некогда всесильного комитета демонстрирует бесконечный аттракцион человеческой низости, наперегонки выкладывая на стол вчерашнего врага государевы интересы. И он начинает подозревать, что скоро вполне могу предать и его. И что ему делать?

А тебе дяди «бакенбарды» из ЦРУ чуть не каждый день предлагают вступить в «клуб Иуд и Геббельсов». И красиво упаковать свою жизнь. Это каким же титаном надо быть, чтобы не сломаться…

Деньги, месть, медовые ловушки

«СП»: — По какой причине человек может предать Родину?

— Да миллион причин. Самые распространенные — деньги, «медовые ловушки», дети, месть тупому начальству, собственная глупость, трусость и, и, как ни странно, косность и неповоротливость бюрократического аппарата в разведке. Увы, это тоже есть.

«СП»: — Неужели нелегала можно купить?

— А он что, неживой человек, что ли?

«СП»: — И как всему этому противостоять?

— Несколько способов. Во-первых, всем будущим чекистам еще во время обучения необходимо вбивать каленым железом нехитрую мысль о том, что деньги — это в определенном смысле абстракция, вода. Они приходят и уходят. И есть вещи гораздо важнее денег. Это твоя страна, твой народ, твоя мать, твой отец, могилы твоих предков — эти поросшие ковылью бугорки с покосившимися деревянными крестами.

Но проблема в том, что эти вещи в наших академиях либо не преподаются, либо не усваиваются. И страшно вредят делу. Помнишь нашумевший скандал с «Гелентваген-заездом», в котором отметился целый курс выпускников ФСБ? Бывший руководитель пресс-службы Лубянки Александр Михайлов метко назвал этот дурацкий выпендреж «жирным самолюбованием».

Кроме демонстрации этой порочной для разведчика любви к роскоши (а значит, и к деньгам), они продемонстрировали полное пренебрежение к законам конспирации. Или — страшно подумать — их полное незнание.

Еще легендарный советский разведчик Конан Молодый говорил, что разведчик должен быть «мышью за веником». А тут — такое шоу… По итогам содеянной глупости уже можно предположить, что в каждом их этих горе-шоуменов есть ниточка предателя. И что, теперь увольнять их всем кагалом…

Не успел затихнуть этот скандал, вспыхнул другой. Сына полковника «Альфы» прикололи, как бабочку, на грабеже клиента прямо в банке. «Да откуда ж такая любовь к деньгам-то?» — думал я. Они ведь все — люди далеко не бедные. Разведчикам сейчас очень хорошо платят. Вся страна на них горбатится. А потом до меня дошло.

Тут психологическая двухходовка получается. Чем больше тебе платят — тем выше у тебя самооценка. Чем больше самооценка, тем больше уверенность, что ты — ценный и незаменимый специалист. А раз я такой ценный и незаменимый, то наверняка стою еще дороже. И меня явно недооценивают. И соответственно — недоплачивают. Замкнутый круг. Помнишь, что сказал капитан Смоллет одноногому Джону Сильверу перед перестрелкой у частокола: «Вы крепко сели на мель, Джон Сильвер. И всему виной — ваша жадность…». Что-то многовато у нас в разведке стало Джонов Сильверов. А вот Смоллетов остро не хватает.

«СП»: — Давайте поговорим о само свежем случае предательства — бегстве и сдаче всей российской резидентуры в Америке Александром Потеевым. Почему он-то предал?

—  Я с ним сталкивался всего один раз — в спортзале. Спарринговали. И я сразу срисовал ­ — ну не боец этот парень. Слабак. Первый же пропущенный удар в подбородок — и он плывет. Имитирует «стеклянную челюсть». И явно симулирует — не хочет продолжать бой. Я после спарринга у ребят спрашивал — как такой слабак к вам в «Зенит» попал? «А папа у него — Герой Советского Союза», — отвечают. По протекции устроили. Вот тебе и протекция…

Кроме того, вся его карьера — череда ошибок его кураторов. Непонятно, почему он стал курировать американское направление. Что, такой опытный американист, что ли? Так у него даже английский с индийским прононсом. Почему контрразведка «прососала в ноль» многомесячную слежку за ним американцев в Москве? Как вся его семья оказалась в Америке накануне рывка на Запад?

И конечно, «вишенкой на торте» стало избиение его американцами в собственной квартире. Амеры, конечно, в своей борзости превзошли самих себя. Они всегда были креативными ребятами. Я так подозреваю, что Потеев в последний момент хотел соскочить с вербовки и явиться в контору с повинной. И «бакенбарды» его просчитали.

Буквально за день до явки с повинной выбили это пагубное заблуждение из его головы своими кулачищами. И он слился. Поплыл — как тогда на ринге. Но после этого мордобоя в конторе должны были заподозрить что-то неладное. Ничего себе — такого сотрудника какие-то хмыри отметелили. Причем явно по наводке. Не сверкнула мысль в умных мозгах. А наши менты, разумеется, тоже все на бытовуху слили — чтоб отчетность не портить. А амеры, судя по всему, после мордобоя усилили впечатление и дали понять Потееву: ты понял, что на тебя в конторе всем вашим наплевать? Еще раз соскочишь — одними фингалами не отделаешься, гнида казематная. Вообще тебя, сучонка, порвем. И поплыл сын Героя. Сломался. Как тогда на татами, когда я ему в пятак «приварил». Все, клиент готов, грузите тушку. Потом в конторе были разборы полетов, пролетов, залетов, улетов и отлетов. Но Потеев уже стартанул по заранее подготовленным каналам, передав всем привет и наилучшие пожелания. Образцовый наш «косяк». Можно в анналы вносить.

«СП»: — И что, повинные головы летели горохом?

— Да черт их знает… Меня в этот момент в России не было. Но не уверен. У нас ведь в стране все — гении «отмазок» и «соскоков». Порой после косяка все причастные и деепричастные такую кенгуриную прыть проявляют — любо-дорого смотреть. Работали бы так… Вон в Турции посла нашего застрелили — хоть одного виноватого среди безопасников нашли? А это — их работа… Труп — есть, а виноватых — нет. И все вроде как по инструкции действовали. В итоге их всех без разбора просто вынесли из конторы. Начальника — с волчьим билетом, остальных — за ненадобностью.

«Держите ушки на макушке — вас ждут «медовые ловушки»

«СП»: — И два слова напоследок о медовых ловушках.

— О, это самая интересная часть нашей профессии. И тоже уходит корнями в века. Треклятый женский фактор не одну блистательную карьеру с грязью смешал. Все зло ведь в этом мире от них, мокрохвостых. Я это еще в школе понял, когда книжку про Стеньку Разина прочел. Помнишь, как он княжну персиянскую утопил? А знаешь, почему? На нее, оказывается, положил глаз его ближайший сподвижник — Васька Ус.

Ус по матери был персом. И просил Степана — отдай мне полонянку, влюбился я в нее. На маму мою похожа. А Степан ее — за борт: не доставайся же ты никому. Итог: во время решающей битвы казаков с царскими войсками Ус увел с поля боя свой тумен. И Разин был разбит. А делов-то было — Ваське персиянку отдать… Глядишь, и сработала бы «медовая ловушка».

Вообще эту наживку заглотили вместе с поплавком тысячи агентов во всем мире. Потому что зубодробительный секс — это то, перед чем ломаются даже титаны.

Суди сам. У тебя, допустим уже много лет — уныло-вазелиновый семейный интим со своей дражайшей целлюлитной половиной. А тут откуда ни возьмись появляется в твоей жизни ногозадиристая съедобная брюнетка — с ягодицами, нежными, как шелк, и твердыми, как курс на рыночную экономику. Тут мертвый восстанет. Правда, потом снова ляжет. А тебя еще деликатно манят в постельку. И здесь демонстрируют бурную, до членовредительства, постельную изобретательность. И ты после этого на опостылевшую жену уже смотреть не сможешь. И думаешь — за что мне такое наказание…

А ядреная красотка вместе с твоей спермой вбирает в себя всю нужную ей информацию. Мужчины ведь после доброкачественного постельного экстаза болтливы до чрезвычайности. Язык у них болтается, как шнурок. Какие уж тут государевы секреты…

А после очередного упоительного слияния в бурном экстазе, когда у тебя глаза из орбит вылетают от райского наслаждения, в комнату тихо заходят «дяди бакенбарды» с пластмассовыми улыбками. И тебе стремительно хочется либо откушать заботливо припасенный шефом яд в воротнике, либо мгновенно перейти в корпускулярно-волновое состояние. Потому что сейчас эти парни, фактурно напоминающие торпеду или пилон моста, сделают тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться.

«СП»: —  Вы так детально все это описываете. Такое впечатление, что сами попадались на медовый крючок…

— Был грех. Грешен аз есмь. Не только попадался, но и висел на нем. Я же по молодости был здоров и активен, как племенной бугай. А в здоровом теле — здоровый дух. Который постоянно требует другого здорового тела. И мне его предоставили — в лице местной поистине тектонической вакханки. Наш интим напоминал схватку носорога и пантеры. Постель наизнанку выворачивалась.

«СП»: — И вас тоже приняли «бакенбарды»?

— Нет, их приняли наши сотрудники. Мы переиграли их. Все было как в песне: «И думал сотрудник, всем ребра круша, что жить — хорошо, и жизнь -хороша…». И пока в номере отеля плескался яростный перекрестный мордобой, «медовая ловушка» смотрела на меня глазами женщины, разочаровавшейся в своем гинекологе. А потом, поддавшись всеобщему мордобойному порыву, все лицо мне расцарапала. И, отдирая ее, я с легким сожалением подумал, что в ближайшее время в моей жизни такого водопада страстей, наверное, уже и не будет…

«СП»: — Ну, с ловушками все понятно. А деньги вам предлагали?

— Много раз. И деньги, и медовую ловушку, и все остальное. Процесс перманентный.

«СП»: — И как вы удерживаетесь?

— Я долго думал, что можно этому противопоставить. И нашел несколько точек опоры. Первая — ну неприятны они мне. Чужой я для них для всех. И мораль у них другая, и система ценностей. И есть вещи в их жизни, смириться с которыми просто невозможно.

«СП»: — Например?

— Ну, например, все англичане-мажоры своих детей с шести лет в частные школы отдают. Только так можно сделать карьеру. А в школах этих уже много веков буйствует педофилия. Еще Черчилль про это говорил. И родители это знают. И все равно пихают туда своих отпрысков, заранее обрекая их стать жертвами педофилов. В итоге на всей английской элите лежит звериная печать этого ужаса. Вот ты отдал своего киндера в такую школу? И я нет. А они отдают. И что у меня общего с такими людьми? И причем здесь их фунты и стерлинги?

Второе. Ну, допустим, предам я страну. А как мне с этим жить дальше? Волком выть от тоски? Спиваться? Или ждать, когда в один прекрасный день, когда ты будешь сидеть в кафе и поглощать лобстеров, в заведение зайдут парни с испорченными интеллектом лицами и без особых затей снесут тебе верхушку черепа?

И еще есть третий пунктик — глубоко личный. Был у меня в детстве друг Витька. Росли вместе с детской песочницы. В одни спортивные секции ходили, за одной партой сидели. Потом наши дороги разошлись. Он ушел в армию, я в институт. И Витька погиб в Афганистане. Его привезли в наш городок «грузом -200» — в цинковом гробу. Мать его поседела в один день. Отец вообще чуть не умер. Все это было на моих глазах.

И когда мне в очередной раз предлагают толстую пачку бумажек болотного цвета с портретом дохлого американского президента, я вспоминаю бледное спокойное лицо моего друга детства — когда он в гробу лежал. И родителей его, соседей моих. И память в этот момент жжет так нетерпимо… И какие доллары, какие ловушки могут это перебить?

— сообщает Свободная Пресса

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*