«Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы». Это про Китай, а не про Россию

Когда-то с помощью слогана, вынесенного в заголовок, в нашей стране приучали потребителя к новому продукту — крабам. Ныне и без рекламы всем бы хотелось их поесть вдоволь. Но цены не позволяют. Нередко этого зверя вообще нет в продаже в отечественной рознице. Почему?

Вот строчки из недавнего репортажа китайского информационного агентства «Синьхуа»: «В дни праздника Весны /Чуньцзе, традиционный китайский Новый год по лунному календарю/ на полках крупных супермаркетов и рынков Китая представлен широкий ассортимент высококачественных товаров со всего мира.

После тщательного отбора Ван Чэнфу, 66-летний житель города Тайюань провинции Шаньси /Северный Китай/, купил в магазине свежих продуктов рядом со своим домом импортного 2,5-килограммового камчатского краба. «Камчатские крабы отличаются высоким качеством и особым вкусом. Я собираюсь приготовить его детям», — отметил пенсионер.

Благодаря быстрому развитию трансграничной электронной коммерции и логистики между Китаем и Россией, богатый ассортимент продуктов питания из России обогащает гастрономические привычки китайцев. Недавно во многих районах страны состоялись фестивали новогодних товаров, в ходе которых российские товары пользовались особой популярностью".

Наверное, прочитав это сообщение, многие российские пенсионеры немало удивятся. Потому что большинство из них давно позабыли вкус камчатского краба, и могут представить, как выглядит этот морской зверь, лишь по воспоминаниям своего далекого детства. Тогда магазины «Океан» на Дальнем Востоке, в крупных городах СССР были завалены этим деликатесом. Сейчас вот так запросто купить краба в близлежащей лавочке, как это сделал китайский пенсионер, они вряд ли смогут. И не только потому, что у них нет на это денег, но и потому что краба там нет. Впрочем, возможно, его и нет в продаже потому, что позволить себе в России краба могут лишь избранные, к которым пенсионеры в массе не относятся.

Впрочем, некоторые читатели могут подумать, что репортаж «Синьхуа» — пропагандистская журналистская выдумка, желание пустить пыль в глаза. А вот и нет. Прежде всего потому что «Синьхуа» — крупнейшее в мире информационное агентство, которое тщательно оберегает свою репутацию. К тому же в Китае за вранье можно не просто лишиться работы, а и свободы. Но есть и другие аргументы, они взяты из уст высоких российских начальников.

«В ходе VI Международного рыбопромышленного форума, а также во время 26-й Международной выставки морепродуктов и рыболовства в Циндао представители китайского бизнеса подтвердили большую заинтересованность в увеличении поставок российской продукции, — заявил в конце прошлого года глава Росрыболовства Илья Шестаков. — Мы видим хорошие перспективы и активно работаем над расширением ассортимента по экспорту краба в Китай и страны юго-восточной Азии, поэтому начали планомерную работу по продвижению замороженной крабовой продукции. Также мы ставим перед собой задачу нарастить экспорт продукции более глубокой переработки».

К настоящему моменту разрешение на экспорт морепродуктов в Китай получили уже более 900 отечественных компаний. И Россельхознадзор рассчитывает, что это количество вырастет. Отечественные поставщики не скрывают своих намерений — они желают занять место Японии, которая частично лишилась китайского рынка из-за конфликта в связи со сбросом воды с АЭC в Фукусиме.

Спросите любого специалиста, и он вам скажет, что при сегодняшнем курсе рубля, уровне покупательной способности населения, а также таможенной политике, продавать морепродукты за рубеж гораздо выгоднее, чем кормить ею россиян.

А потому министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев с гордостью и без тени смущения заявляет: «Несмотря на все ограничения, поставки нашей рыбы сейчас осуществляются в 80 государств. В 2022 их было 60, в 2021 году — 58. То есть работа планомерно идет. Видно, что и рыба пользуется спросом, и мы не сидим, сложа руки, открываем новые рынки».

И дальше: «Большой потенциал видим для развития сотрудничества со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, Латинской Америки, Африки и Ближнего Востока. Россия была, остается и будет надежным торговым партнером».

Глава Минсельхоза напомнил, что в 2022 году Россия увеличила экспорт рыбной продукции на 4%, до 2,2 млн тонн, при этом импорт, по его словам, планомерно снижается. То есть из 5 млн тонн добываемой морепродукции, 2 млн идет на экспорт. Не потому ли красная рыба, которая когда-то продавалась по 300 рублей за кило, ныне стоит от 2 тысяч? А треска, которой раньше кормили кошек, ныне не по карману российскому пенсионеру? Ведь если у вас пенсия 15−20 тыс. рублей, можно ли на нее позволить себе купить рыбу по цене 1 тыс. рублей за кило?

Выходит, гнать морепродукты за рубеж — осознанная государственная политика? Китай этим успешно пользуется, расширяя ассортимент продуктов на столах в том числе своих пенсионеров. И правильно делает. По оценкам российских экспертов, 70−80 процентов экспортируемой российской рыбы идет именно в КНР.

Кто бывал в Китае, знают, что морепродукты там есть на столах практически всех слоев населения. Заказать рыбу, морепродукты можно практически в любом уличном ресторанчике. Немаловажно здесь и то, что средняя заработная плата в Китае ныне чуть ли не в полтора выше, чем в России. Играет свою роль и совершенно иная система отношений производителей и торговли. Также в Китае развита сеть местных рынков, куда напрямую, минуя посредников, поступает сельхозпродукция.

Кроме того, разведение рыбы и морепродуктов в искусственных водоемах активно культивируется по всей стране. Даже на Юге и Востоке Китая, в непосредственной близости от морей, большие площади заняты под рыбные хозяйства. В том числе в окрестностях крупнейшего и богатейшего мегаполиса — Гуанчжоу, существует множество искусственных водоемов, где разводят и рыбу, и ракообразных, и молюсков.

И все же многих своих продуктов Китаю не хватает. Поэтому политика государства направлена на стимулирование импорта. Широко известно в мире традиционное импортное ЭКСПО в Шанхае, которое проводится ежегодно в ноябре. Чего только не привозят зарубежные поставщики на эту огромную ярмарку в надежде попасть на необъятный китайский рынок. Едут туда в большом количестве и российские производители. И это выдается за огромный успех.

Спору нет, экспортные возможности в некоторых случаях стимулируют развитие и внутреннего рынка. Но не всегда. Например, российские аграрии не спешат расширять производство сои, в которой остро нуждается Китай.

С началом санкционной войны с США Китай стал ограничивать закупки сои в этой стране, которая когда-то была основным поставщиком. Нынешний посол КНР в России Чжан Ханьхуэй, будучи в ранге заместителя министра иностранных дел, не раз обращался к российским производителям: «Купим всю сою, которую вы сможете произвести».

Но с 2018 года валовой сбор сои в РФ увеличился лишь на 2 млн тонн — с 4 до 6 млн тонн. Мы как импортировали сою, так и продолжаем это делать. При этом умудряемся еще и продавать свою сою за рубеж. В тот же Китай идет около 1 млн тонн, хотя для наших соседей это — что слону дробинка. Всего КНР закупает около 100 млн тонн сои, в основном в Бразилии и в Аргентине, а также около 30 млн тонн в США. Китайцы говорят, мы с удовольствием перейдем на российскую сою, экологически чистую, к тому же Россия рядом, транспортные расходы меньше. Но мы по-прежнему не можем насытить даже собственный рынок, не говоря уже об удовлетворении китайских потребностей.

Есть и еще одна беда. При сегодняшнем курсе рубля гнать на экспорт производимое в России по определению выгоднее, чем продавать внутри страны. И тут все зависит от регуляторной политики государства: тарифы, пошлины, акцизы и прочее.

Вот не так давно Россия денонсировала соглашение, позволявшее британцам рыбачить в Баренцевом море. Вячеслав Володин при этом отметил, что «англичане на 40% формируют рыбное меню из нашей трески». «Пускай худеют, умнеют», — заключил спикер Госдумы. Но прибудет ли от этого на столах российских пенсионеров?

К примеру, мурманские рыбаки, которые должны ловить треску в Баренцевом море, вылавливают ежегодно 560−580 тысяч тонн рыбы и других биоресурсов — это 12% от общего объема добычи по стране. Но сама область, как это ни странно, съедает 22,1 кг рыбы на жителя в год — меньше среднероссийского показателя. Как утверждают не только сами мурманчане, но и эксперты рынка, причина в заоблачных ценах, и не только в Заполярье. Треска, в частности, в 2016 году, по данным исследования ВЦИОМа, была четвертым по популярности видом рыбы у россиян, а ныне не входит даже в топ-10.

Аналогичная картина наблюдается в Астрахани, где цены на свежую рыбу периодически взлетают до небес. В нынешнем январе мелкие судаки, которые стоили не дороже 150 рублей, подорожали до 400 рублей, а филе — до 800, сазаны — от 300, сомы — от 500 за килограмм.

А, к примеру, в Великобритании, которую мы вознамерились лишить нашей рыбы, средняя зарплата составляет 639 фунтов в неделю. В пересчете на российские рубли — под 300 тысяч рублей в месяц. Сравните с нашим Мурманском, где среднемесячная зарплата 73 тысячи рублей.

Сравнение зарплат, например, на нашем Дальнем Востоке и в приграничных китайских областях будет чуть приличнее, но вряд ли сильно улучшит настроение читателей. А потому мы как экспортировали морепродукцию, так и продолжим это делать. Треска вместо Британии пойдет в Китай.

Что уже говорить о крабах…

– сообщает Свободная Пресса

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»