Главная | Мнения | Корнавирус ставит кресты на могилах, и жирный крест на пенсионной реформе

Корнавирус ставит кресты на могилах, и жирный крест на пенсионной реформе

«Коронавирус опаснее, чем мы считали. По итогам отчетов ЗАГСов шестнадцати регионов России за декабрь, можно сделать вывод о том, что избыточная смертность в 2020 году составляет 338 тысяч человек», — к такому выводу пришел независимый демограф-эксперт Алексей Ракша. По его мнению, это приведет к снижению продолжительности жизни в стране примерно на 2,9 года. Насколько сбудутся такие жуткие прогнозы, покажет время. Из-за пандемии смертность растет, о какой продолжительности жизни можно говорить?

Такая же примерно ситуация наблюдается и в других странах, где-то чуть лучше, где-то страшнее. Например, как пишет заокеанская интернет-газета Healthline: «Согласно исследованию, опубликованному в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences, ученые из Университета Южной Калифорнии и Принстона обнаружили, что из-за пандемической смертности в прошлом году ожидаемая продолжительность жизни американцев сократилась на 1,13 года».

Но это только первые прикидки, чтобы не нервировать общество. Самые мрачные месяцы США ждут впереди, несмотря на начавшуюся прививочную кампанию, утверждает Healthline.

Между тем, еще в 2018 году, еще до ковидной пандемии, американские и европейские демографы зафиксировали широко распространенное снижение ожидаемой продолжительности жизни в странах с высоким уровнем дохода, в том числе в США.

Первое полномасштабное исследование, проведенное Джессикой Хо из Университета Южной Калифорнии и Аруном Хендир из Принстонского университета, наглядно показало тенденции в ожидаемой продолжительности жизни в 18 странах с высоким уровнем дохода. Выяснилось, что большинство стран испытали сильное снижение ожидаемой продолжительности жизни еще в 2015 году. И этот процесс не остановился.

В Европе, как выяснилось, сокращение продолжительности жизни в основном сосредоточилось в группах людей 65+. В качестве причин были названы заболевания гриппом, пневмония, респираторные заболевания, сердечно-сосудистые заболевания, болезнь Альцгеймера и другие психические и нервные расстройства. В США к этому списку добавилась смертность от передозировки наркотиков, связанная с продолжающейся в Америке так называемой «опиоидной эпидемией».

И все-таки, наиболее важное сокращение продолжительности жизни, повторимся, произошло в группе 65+. И тут начинается самое удивительное, что делает пенсионную реформу в России бессмысленной и, как правильно отмечают ее критики, даже людоедской. Если в США — в стране с очень высоким уровнем жизни и хорошей медициной, американские пенсионные фонды зафиксировали снижение возраста выхода на пенсию, что тогда говорить о РФ, в которой нормальная жизнь сосредоточена в Москве, в Питере и нескольких мегаполисах.

Итак, по данным Бюро переписи населения США, пенсионный возраст в США составляет 62 года. Такие цифры привел портал Opinions Front, который пишет «число — 62, усредненное по возрастному пределу выхода на пенсию, как по государственному, так и по частному сектору». Причем, в Америке законом рекомендован выход на пенсию в 67 лет, при котором человек может рассчитывать на стопроцентную пенсию, тогда как в 62 года — только на семидесятипроцентную. И все-таки люди вынуждены отказываться от максимального пособия, хотя бы потому, что нет здоровья работать, как в молодости.

Почему так происходит, ответили британские ученые на страницах медицинского журнала The Lancet. Детальное исследование, проведенное группой медиков под руководством Марти Паркера, показало, что, например, в благополучной Англии в среднем люди могут быть здоровыми и способны производительно работать только в течение 9,5 лет после достижения 50-летнего возраста. Речь идет о продолжительности здоровой трудовой жизни, важнейшем для пенсионного возраста показателе.

Самый главный вывод заключается в том, что «более долгая жизнь не обязательно означает больше времени, проведенного в добром здравии, в то же время не хватает работающих, чтобы финансировать растущее число людей, выходящих на пенсию». Проще говоря, в 21 веке человек не сможет накопить денег на старость, тогда как государство не имеет права заставлять работать немощных людей. Это становится одним из важнейших вызовов для любой социально ориентированной экономики.

Задачка, как признает The Lancet, не из легких. Мол, что толку заставлять нездорового человека работать, если он не способен обеспечивать требуемую производительность труда. Адаптация же к новой профессии не стоит и выеденного яйца: работник не справляется даже с тем, чем занимался большую часть жизни, поэтому глупо от него ближе к старости ждать успехов на новом поприще.

Короче, в среднем англичане, да и представители других наций, в 59.5+ неконкурентоспособны — это медицинский факт. Все остальное от лукавого, то есть от бенефициаров пенсионных реформ.

Есть, конечно, 10−15% работников, которым повезло со здоровьем и условиями труда, остальных, однако, ждет либо бедность, либо инвалидность, которая превратит остаток жизни в самую настоящую муку. Но пенсионная система обязана ориентироваться на большинство, конечно, если власть является социально ориентированной.

Отметим также, что трудовое законодательство многих стран, включая Россию, стоит на защите людей от увечий и потери здоровья на рабочем месте. Интересная картина получается: работа в 60+ мало того, что не производительна, так еще и чревата инвалидностью. Все дело в разрыве здравоохранения, когда одни могут себе позволить лечиться ближе к старости, а другие — нет. Этот бич несправедливости есть везде, как в развитых, так и в развивающихся экономиках.

Как известно, инвалидность у пожилых людей часто является следствием некачественной ранней диагностики и неправильного прогнозирования болезни. Причина кроется в жутком недофинансировании больниц и поликлиник в регионах, что приводит к реальному отсутствию высокотехнологичной медицины. Вот и приходится врачам из Тмутаракани лечить запущенные болячки, точнее имитировать их лечение, а не предупреждать. Как показали исследования, работающие люди 60+ не способны эффективно заботиться о своем здоровье. Они же трудятся, при этом списывают боли и недомогание на усталость.

По идее, этим бедолагам нужно поберечься и почаще ходить по хорошим врачам и сдавать дорогостоящие анализы. Но, во-первых, какому работодателю понравится такое, и, во-вторых, где взять деньги, если непроизводительный труд подразумевает низкую зарплату, отмечает The Lancet. Вот и дорабатывают прагматичные американцы до 62 лет, а потом выходят на пенсию, теряя 30% пособия. Жалко, конечно, но это лучше, чем довести себя до инвалидности и вообще не дожить до 67 лет.

Кстати, противоречие между коротким периодом здоровой трудовой жизни и достаточно большой ожидаемой продолжительностью жизни в «америках и европах» решается за счет общественного компромисса. С одной стороны, власть (не российская, увы) дает возможность уйти на заслуженный отдых, когда уже нет сил трудиться наравне с более молодыми соотечественниками, с другой — софинансирует пенсии за счет высоких налогов на сверхдоходы.

Теперь самое время вернуться к смертности из-за ковида. Нынешнее и, главное, долгосрочное обрушение продолжительности жизни не оставляет нашему правительству никакого морального права на продолжение пенсионной реформы. Напомним, что ее начали только с прицелом на растущее долголетие россиян.

С учетом известных данных о здоровой трудовой жизни, а также из-за жуткого разрыва в здравоохранении, повышение пенсионного возраста необходимо, как минимум, заморозить, а лучше всего — отменить. Что касается якобы нехватки денег в ПФР, то Кремлю следует изучить опыт, например, Франции, которая тратит на достойную старость своих граждан по 14% ВВП, что на 6% больше, чем у нас. И ничего — вполне успешно справляется с остальными вызовами.

— сообщает Свободная Пресса

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*